Сириус

Ангел зимний, ты умер.  
Звезда  
синей булавкою сердце колет.  
Что же, старуха, колоду сдай,  
брось туза на бездомную долю.  
Знаешь, старуха, мне снился бой:  
кто-то огромный, неторопливый  
бился в ночи с проворной гурьбой, —  
ржали во ржах жеребцы трубой,  
в топоте плыли потные гривы…  
Гулкие взмахи тяжелых крыл  
воздух взвихрили и — пал я навзничь.  
Выкидышем утробной игры  
в росах валялся и чаял казни.  
Но протянулась из тьмы рука,  
вылитая — верь! — из парафина.  
Тонкая, розой льнущая, ткань,  
опеленав, уложила в длинный  
ящик меня.  
Кто будет искать?  
Мертвый, живой — я чуял:  
потом  
пел и кадил надо мною схимник,  
пел и кадил, улыбался ртом, —  
это не ты ли, мой ангел зимний?  
Это не ты ли дал пистолет,  
порох и эти круглые пули?.  
Песья звезда, миллионы лет  
мед собирающая в свой улей!  
Ангел, ангел, ты умер.  
Звезда,  
что тебе я — палач перед плахой?.  
В двадцать одно сыграем-ка.  
Сдай,  
сдай, ленивая, сивая пряха!  

❉❉❉❉


1925  

❉❉❉❉