Номер 17

Кому

в Москве

неизвестна Никольская?

Асфальтная улица —

ровная,

скользкая.

На улице дом —

семнадцатый номер.

Случайно взглянул на витрины

и обмер.

Встал и врос

и не двинуться мимо,

мимо Ос —

авиахима.

❉❉❉❉


Под стекло

на бумажный листик

положены

человечие кисти.

Чудовища рук

оглядите поштучно —

одна черна,

обгорела

и скрючена,

как будто ее

поджигали, корежа,

и слезла

перчаткой

горелая кожа.

Другую руку

выел нарыв

дырой,

огромней

кротовой норы.

А с третьей руки,

распухшей с ногу,

за ногтем

слезает

синеющий ноготь…

Бандит маникюрщик

под каждою назван —

стоит

иностранное

имя газа.

Чтоб с этих витрин

нарывающий ужас

не сел

на всех

нарывом тройным,

из всех

человеческих

сил принатужась,

крепи

оборону

Советской страны.

Кто

в оборону

работой не врос?

Стой!

ни шагу мимо,

мимо Ос —

авиахима.

Шагай,

стомиллионная масса,

в ста миллионах масок.

❉❉❉❉