Стихи  /  Владимир Маяковский  /  Бей белых и зеленых

Бей белых и зеленых

1

❉❉❉❉


Жизнь — фонтан.

Открывайте и пейте-ка!

Забульбулькало в горлышке узком.

Обнимай

бутылки,

поэтика!

Вторьте

пробкам,

театр и музыка!

Заучена

песня

раньше азов, —

поют,

кутежами балованы, —

как Аристотель,

мудрец-филозоф,

пропил

свои

панталоны.

❉❉❉❉


2

❉❉❉❉


Душу

пуншем

и шуткой греючи

над омаром

с фарфоровых блюд,

ты спроси

Александр Сергеича:

— Что вы любите? —

«Я?

Люблю —

и блеск, и шум, и говор балов,

и в час пирушки холостой

шипенье пенистых бокалов

и пунша пламень голубой».

Прекрасной

дамы

тень сквозная

мелькнет

в бутылочной длине, —

а пьяный

Блок

бубнит:

«Я знаю,

я знаю — истина в вине».

Пенится

бокал золоторунный…

Петербурговы буруны

черных

роз

намели пучки…

«И тотчас же в ответ что-то грянули струны,

исступленно запели смычки».

А Северянин

в эти

разливы струн

и флейтин

влез

прейскурантом вин:

«Как хорошо в буфете

пить крем-дэ-мандарин».

Сдавались

флейты

пастушеским дудкам;

колючками рифм,

как репей,

Сергей Есенин

пристал к проституткам:

❉❉❉❉


«Пей, выдра, пей!»

Куда пойдешь?!

И годы назад

Маяковский

мечтал и мяк,

сидел

в пролетавших ночах,

«глаза

уткнув

в желтоглазый коньяк».

А «Травиаты»

из театров,

из маленьких и больших,

расканареивались

по воздушной волне…

Пей

и подпевай,

безголос и фальшив:

❉❉❉❉


«Налейте, налейте бокалы полней!»

Пока

заморские

шипучие тринкены

лакали

дворяне,

тянул

народ,

забитый и закриканный,

бочки

разной дряни.

Попы поощряли:

«Терпите, братие,

пейте,

причащайтесь, как велит вседержитель.

На Руси

веселие пити,

не можно

без водки

жити».

И под скрип телег,

и под луч луны

пили

и зиму и лето…

Аж выводились

под Москвою

белые слоны

и змеи —

зеленого цвета.

❉❉❉❉


3

❉❉❉❉


Не нам

о богатых

песней казниться.

— Пейте,

господа!

Услужливо

греет

разная Ницца

наследство

ваших подагр.

Мы там,

где небо

взамен потолка,

с тобою,

нищь и голь.

Тебе

времена

в коммуну толкать, —

но встанет четверть —

и вся недолга,

и топит

борьбу

алкоголь.

❉❉❉❉


4

❉❉❉❉


Мылом-цифрами

смойте с водки

поэтический

грим

красотки.

Копытом

по книге

ступай, вино,

четверкой

своей

свиной.

❉❉❉❉


5

❉❉❉❉


В рабочий подвал,

вонючий

и нищий,

прохрюкало

пьяное

рыло свинищи:

«Не сетуй

на жизнь,

подвалом задушенную, —

построит

водка

жилплощадь воздушную.

Зачем

бороться тебе

из-за платы,

сивуха

разделает

в бархат заплаты.

Чего подыматься,

расправой грозя им, —

напьешься

и станешь

банкир и хозяин».

И вместо того,

чтоб к винтовке и бомбе, —

к бутылке

тянули

руки обе.

Панель

метет

бороденка-веник.

Вино —

творец черепах.

И вдруг

черепаха

встает с четверенек,

бутылкой

громит

черепа.

Рвет Ниагарой, —

слюнявый,

матовый.

И режет

визг

тишину:

на пятерню

волосенки наматывая,

муж

ликбезит жену.

❉❉❉❉


6

❉❉❉❉


Посмотрите только —

дети алкоголика.

Будет

папа

крыть и рвать.

Прячься

за шкапы,

лезь под кровать.

Фонарей сияние.

Телом — клопики,

рты —

обезьяньи,

узкие лобики.

Олька

да Колька,

дети алкоголика.

❉❉❉❉


7

❉❉❉❉


Разлегся…

распластан рвотною лужею…

Ноздря —

носорога сдует.

Теперь

какое он, к черту, оружие —

лежит,

разряжён вхолостую.

Пожаром губ

ища глоток,

храпит

на весь куток.

А с неба

убран

звезд лоток:

— Вставай,

пора —

гудок! —

Выспись,

вытрезвись,

повремени.

Но ждет

завод,

раздымясь.

Как в мясорубку,

тащит

в ремни

кило

проспиртованных мяс.

А песня

хрипит,

под гармонь сложена:

«Пей,

пропивай,

что пропьем, наживем».

Завод

и деньга,

пиджак

и жена, —

словом —

жизнь

пропита живьем.

Заглохший

завод

обступило репье,

загнали

в бутыль

казну и тряпье,

потоплено

донцем низом…

А што,

товарищ,

если

пропьем,

как брюки,

и коммунизм?

❉❉❉❉


8

❉❉❉❉


Всосалась

в горлышко узкое

братва

Орехово-зуевская.

Нехватает

ни платья,

ни корма,

но пьянее

дыма —

Сормово.

От пионеров

до старцев

пьет,

выпивает Ярцево.

Царит бутыль

и орет уже:

— Гоните

жратву и жертвы! —

четырежды кроет

пьяный бюджет

нищие

наши

бюджеты.

Когда,

грамотеев

по школам творя,

надсаживаем

буквой

глотки,

встают

из-за каждого букваря

четыре бутылки водки.

Когда

четвертной

на починку мостов

не выудишь

из кошелька,

любой

с удовольствием

тратит сто,

чтоб, ноги ломая,

валялся пластом

у двери

пивной

и шинка.

❉❉❉❉


9

❉❉❉❉


Пьяному

водка

всего превыше.

«Поэма?

Какая такая?

Как же не пимши?!

Мы привыкши».

И стих

отбросил, икая.

Но ты —

комсомолец,

и волю твою

не смяла

болезнь, горька.

Здоровье на знамя!

За юность воюй!

Петлей

врага

зааркань.

❉❉❉❉


10

❉❉❉❉


Чтоб коммунизм

не пропили мы,

победу

пьянкой развея,

серой

змеею фильмы

задушим

зеленого змея.

Разыщем

животных —

и двинем на них!

И после

атак

и засад

загоним

белых

слонов и слоних

в решетчатый

зоосад.

❉❉❉❉