N. N.-ой

О, не играй веселых песен мне,  
Волшебных струн владычица младая!  
Мне чужд их блеск, мне живость их — чужая;  
Не для меня пленительны оне.  
Где прыгают, смеются, блещут звуки.  
Они скользят по сердцу моему;  
Могучий вопль аккордов, полных муки,  
Его томит и сладостен ему.  

❉❉❉❉


Так, вот она — вот музыка родная!  
Вздохнула и рассыпалась, рыдая,  
Живым огнем сквозь душу протекла,  
И там — на дне — на язвах замерла.  
Играй! Играй! — Пусть эти тоны льются!  
Пускай в душе на этот милый зов  
Все горести отрадно отзовутся,  
Протекшего все тени встрепенутся,  
И сонная поговорит любовь!  
Божественно, гармонии царица!  
Страдальца грудь вновь жизнию полна;  
Она — всего заветного темница,  
Несчастный храм и счастия гробница —  
Вновь пламенем небес раскалена.  

❉❉❉❉


Понятны мне, знакомы эти звуки:  
Вот вздох любви, вот тяжкий стон разлуки,  
Вот грустного сомнения напев,  
Вот глас надежд — молитвы кроткий шопот,  
Вот гром судьбы — ужасный сердца ропот,  
Отчаянья неукротимый рев;  
Вот дикое, оно кинжал свой точит  
И с хохотом заносит над собой.  
И небо вдруг над бешенным рокочет  
Архангела последнего с трубой!  

❉❉❉❉


Остановись! — струнами золотыми,  
Небесный дух, ты все мне прозвучал;  
Так, звуками волшебными твоими  
Я полон весь, как праздничный фиал.  

❉❉❉❉


Я в них воскрес; их силой стал могуч я —  
И следуя внушенью твоему,  
Когда-нибудь я лиру обойму  
И брошу в мир их яркие отзвучья!  

❉❉❉❉


1836  

❉❉❉❉