Стихи  /  Ренат Гильфанов  /  Черноморское

Черноморское

Дыша и вздымаясь, поет вещество.

Ах, море, ну что ты за существо?

Я к морю иду по песчаной дорожке

и чувствую море до всхлипа, до дрожи.

Навстречу, прикрыв свои плечи загаром,

шагают соседи — Людмила с Захаром.

И мячик гоняет, рыча, по предместью

собака их, с мокрой, свалявшейся шерстью.

Их детки хохочут и чешут затылки

и пьют лимонад из вспотевшей бутылки.

Их прадед к калитке выводит бабулю,

туда, где их внук продает барабулю,

призывно крича: «Рацион обновите!

Ведь так хороша она в жареном виде!»

Вода — плюс пятнадцать. Немеет конечность.

И ветром от слова несет «бесконечность»,

когда, развалясь, ты глядишь из-под зонта

на ровную, серую гладь горизонта.

И странно, как ловко рифмуется горе

с тем странным, что названо «Черное море».

❉❉❉❉


«Дай руку, подруга. Погода ненастна».

Подруга смеялась: «Ведь я же гимнастка!

А ты неуклюж. Так нужна ли рука мне?»

И сам я тогда оступался на камне.

Она раздевалась и в воду ныряла…

А после — закутывалась в одеяло.

И грустную нимфу собою являла.

И губы задумчиво мне подставляла…

А утром меня увезла поездная

бригада. И где она нынче — не знаю.

Стол, полки, портьера. Простое убранство.

До сумрачной комнаты сжалось пространство.

И как-то уже не рифмуется море

с тем жутким и черным, что названо «горе».

❉❉❉❉


Стук клавиш. Слова выбегают послушно.

Но в комнате тихой, как в погребе, душно.

И времени, в общем-то, минула малость,

но что-то внутри навсегда поломалось.

То главное, что не черты обретало,

но в ребрах пугливым крылом трепетало

и сладкой тоскою наружу просилось.

Что вечером в дом приходило и снилось

во сне голой девой с большими глазами,

с упавшими вниз, мне на грудь, волосами.

❉❉❉❉


2005

❉❉❉❉