Стихи  /  Николай Заболоцкий  /  Кулак, владыка батраков

Кулак, владыка батраков

Птицы пели над дубравой,  
Ночных свидетели бесед,  
И луч звезды кидал на травы  
Первоначальной жизни свет,  
И над высокою деревней,  
Еще превратна и темна,  
Опять в своей короне древней  
Вставала русская луна.  

❉❉❉❉


Монеты с головами королей  
Храня в тяжелых сундуках,  
Кулак гнездился средь людей,  
Всегда испытывая страх.  
И рядом с ним гнездились боги  
В своих задумчивых божницах.  
Лохматы, немощны, двуноги,  
В коронах, латах, власяницах,  
С большими необыкновенными бородами,  
Они глядели из-за стекол  
Там, где кулак, крестясь руками,  
Поклоны медленные кокал.  

❉❉❉❉


Кулак моленью предается.  
Пес лает. Парка сторожит.  
А время кое-как несется  
И вниз по берегу бежит.  
Природа жалкий сок пускает,  
Растенья полны тишиной.  
Лениво злак произрастает,  
Короткий, немощный, слепой.  
Земля, нуждаясь в крепкой соли,  
Кричит ему: «Кулак, доколе?»  
Но чем земля ни угрожай,  
Кулак загубит урожай.  
Ему приятно истребленье  
Того, что будущего знаки.  
Итак, предавшись утомленью,  
Едва стоят, скучая, злаки.  

❉❉❉❉


Кулак, владыка батраков,  
Сидел, богатством возвеличен,  
И мир его, эгоцентричен,  
Был выше многих облаков.  
А ночь, крылами шевеля,  
Как ведьма, бегает по крыше,  
То ветер пустит на поля,  
То притаится и не дышит,  
То, ставню выдернув из окон,  
Кричит: «Вставай, проклятый ворон!  
Идет над миром ураган,  
Держи его, хватай руками,  
Расставляй проволочные загражденья,  
Иначе вместе с потрохами  
Умрешь и будешь без движенья!  

❉❉❉❉


Сквозь битвы, громы и труды  
Я вижу ток большой воды,  
Днепр виден мне, в бетон зашитый,  
Огнями залитый Кавказ,  
Железный конь привозит жито,  
Чугунный вол привозит квас.  
Рычаг плугов и копья борон  
Вздымают почву сотен лет,  
И ты пред нею, старый ворон,  
Отныне призван на ответ!»  

❉❉❉❉


Кулак ревет, на лавке сидя,  
Скребет ногтями черный бок,  
И лает пес, беду предвидя,  
Перед толпою многих ног.  
И слышен голос был солдата,  
И скрип дверей, и через час  
Одна фигура, бородата,  
Уже отъехала от нас.  
Изгнанник мира и скупец  
Сидел и слушал бубенец,  
С избою мысленно прощался,  
Как пьяный на возу качался.  
И ночь, строительница дня,  
Уже решительно и смело,  
Как ведьма, с крыши полетела,  
Телегу в пропасть наклоня.  

❉❉❉❉


1929  

❉❉❉❉