Стихи  /  Николай Карамзин  /  Стихи на слова, заданные мне Хлoeю: миг, картина и дверь

Стихи на слова, заданные мне Хлoeю: миг, картина и дверь

1

МИГ

❉❉❉❉


Какое слово мне дано!..

Оно важнее всех; оно

Есть всё!.. Конечно, власть и слава,

Печаль, веселье и забава…

Увы! и счастие сердец,

И чувство сладкого покоя,

И самая любовь, о Хлоя!

Ее начало и конец —

Не есть ли миг единый в свете?

Теперь я, например сказать,

Сижу покойно в кабинете,

Хочу к тебе стихи писать;

Но если ты в сей миг явишься,

В меня влюбленной притворишься,

То в миг — спокойствие прощай!

Стихи в камин!.. у ног прекрасной

Лежу, горю любовью страстной!

Лишь только шутку продолжай,

Я в миг смелее, Хлоя, буду,

Учтивость, может быть, забуду,

И в миг… откроется обман!

Тогда, как хладный истукан,

Душою в миг оледенею;

От страсти пылкой исцелюсь,

И в миг — с тобою засмеюсь.

❉❉❉❉


Так вы любезностью своею

Нас в миг пленяете всегда,

Не думая пленяться нами!

Но в миг же, Хлоя, иногда

В сетях бываете и сами;

Кто был смешон, в миг станет мил;

Но миг — и след любви простыл!

❉❉❉❉


В один же миг — ах! мысль ужасна! —

Дерзнет нескромность утверждать,

Что ты была, была прекрасна;

Но в миг — велю ей замолчать!

❉❉❉❉


2

КАРТИНА

❉❉❉❉


Картина мне мила в Природе,

Когда я с сердцем на свободе

Гуляю по коврам лугов,

Смотрю вдали на мрак лесов,

Лучами солнца оглашённых,

Или на лабиринт ручьев,

Самой Натурой проведенных

В изгибах для красы полей.

Картина мне мила в поэте,

Когда он кистию своей

Цветы наводит на предмете

И пишет словом, как рукой.

Картина мне мила — в картине,

Когда волшебною игрой

Все краски дышат на холстине

И лица говорить хотят;

Я, правда, не знаток, но рад

Всегда Корреджию дивиться

И даже — в полотно влюбиться.

Но я бываю враг картин,

Когда прелестницы желают

Быть только ими для мужчин

И всё другое забывают.

Цветы и краски хороши;

Но ах! в картине нет души!

❉❉❉❉


3

ДВЕРЬ

❉❉❉❉


В златой прекрасный век

Не ведал человек

Ни двери, ни замков железных,

И дом и сердце открывал

Для братьев, ближних и любезных, —

Так всех людей он называл.

Но время пременилось,

И гибельное зло,

Увы! к нам в дверь вошло,

Замок с собою принесло,

И сердце с домом затворилось.

Стал смертный — камергер с ключем;

Сидит за дверью и не всем

Ее охотно отпирает;

По стуку человека знает:

Как рыба, притаясь, молчит,

Когда рукою в дверь стучит

Досадный кредитор, проситель

С бумагою, без серебра;

Или старинный покровитель,

В немилость впавший у двора;

Или любовница с слезами,

Уже оставленная нами!

Нет дома! верь или не верь:

Для них не отопрется дверь.

Но двери настежь для случайных,

Для их друзей, известных, тайных,

Для челобитчика с мешком,

Для камердинера с письмом

От женщины, душе любезной

Или другим чем нам полезной;

Для миловидных подлецов

И наших ревностных льстецов!

❉❉❉❉


Блажен, кто двери запирает

Всегда для глупых, злых людей

И вместе с сердцем отворяет

Их только для своих друзей!

❉❉❉❉