О нем

Со сталелитейного стали лететь  
крики, кровью окрашенные,  
стекало в стекольных, и падали те,  
слезой поскользнувшись страшною.  

❉❉❉❉


И был соловей, живой соловей,  
он бил о таком и об этаком:  
о небе, горящем в его голове,  
о мыслях, ползущих по веткам.  

❉❉❉❉


Он думал: крылом — весь мир обовью,  
весна ведь — куда ни кинешься…  
Но велено было вдруг соловью  
запеть о стальной махинище.  

❉❉❉❉


Напрасно он, звезды опутав, гремел  
серебряными канатами,-  
махина вставала — прямей и прямей  
пред молкнущими пернатыми!  

❉❉❉❉


И стало тогда соловью невмочь  
от полымем жегшей о**думи:  
ему захотелось — в одно ярмо  
с гудящими всласть заводами.  

Тогда, пополам распилив пилой,  
вонзивши в недвижную форму лом,  
увидели, кем был в середке живой,  
свели его к точным формулам.  

❉❉❉❉


И вот: весь мир остальной  
глазеет в небесную щелку,  
а наш соловей стальной,  
а наш зоревун стальной  
уже начинает щелкать!  

❉❉❉❉


Того ж, кто не видит проку в том,  
кто смотрит не ветки выше,  
таким мы охлынем рокотом,  
что он и своих не услышит!  

❉❉❉❉


Мир ясного свиста, льни,  
мир мощного треска, льни,  
звени и бей без умолку!  
Он стал соловьем стальным!  
Он стал соловьем стальным!..  
А чучела — ставьте на полку.  

❉❉❉❉


1922  

❉❉❉❉

❉❉❉❉