Бойня

(ФЕОДОСИЯ, ДЕКАБРЬ 192O)

❉❉❉❉


Отчего, встречаясь, бледнеют люди

И не смеют друг другу глядеть в глаза?

Отчего у девушек в белых повязках

Восковые лица и круги у глаз?

❉❉❉❉


Отчего под вечер пустеет город?

Для кого солдаты оцепляют путь?

Зачем с таким лязгом распахивают ворота?

Сегодня сколько? полтораста? сто?

❉❉❉❉


Куда их гонят вдоль черных улиц,

Ослепших окон, глухих дверей?

Как рвет и крутит восточный ветер,

И жжет, и режет, и бьет плетьми!

❉❉❉❉


Отчего за Чумной, по дороге к свалкам

Брошен скомканный кружевной платок?

Зачем уронен клочок бумаги?

Перчатка, нательный крестик, чулок?

❉❉❉❉


Чье имя написано карандашом на камне?

Что нацарапано гвоздем на стене?

Чей голос грубо оборвал команду?

Почему так сразу стихли шаги?

❉❉❉❉


Что хлестнуло во мраке так резко и четко?

Что делали торопливо и молча потом?

Зачем, уходя, затянули песню?

Кто стонал так долго, а после стих?

❉❉❉❉


Чье ухо вслушивалось в шорохи ночи?

Кто бежал, оставляя кровавый след?

Кто стучался и бился в ворота и ставни?

Раскрылась ли чья-нибудь дверь перед ним?

❉❉❉❉


Отчего пред рассветом к исходу ночи

Причитает ветер за Карантином:

— «Носят ведрами спелые грозды,

Валят ягоды в глубокий ров.

❉❉❉❉


Аx, не грозды носят — юношей гонят

К черному точилу, давят вино,

Пулеметом дробят их кости и кольем

Протыкают яму до самого дна.

❉❉❉❉


Уж до края полно давило кровью,

Зачервленели терновник и полынь кругом.

Прохватит морозом свежие грозды,

Зажелтеет плоть, заиндевеют волоса».

❉❉❉❉


Кто у часовни Ильи-Пророка

На рассвете плачет, закрывая лицо?

Кого отгоняют прикладами солдаты:

— «Не реви — собакам собачья смерть!»

❉❉❉❉


А она не уходит, а всё плачет и плачет

И отвечает солдату, глядя в глаза:

— «Разве я плачу о тех, кто умер?

Плачу о тех, кому долго жить…»

❉❉❉❉