Стихи  /  Константин Романов  /  Из лагерных заметок

Из лагерных заметок

Знакомые места! Здесь над оврагом

Стояли мы привалом прошлый год:

Мы долго шли все в ногу, крупным шагом

И сделали далекий переход.

Составив ружья, кто на суковатом

Уселся пне, кто скатку подложил,

Одолженную вежливым солдатом,

А мне сиденьем барабан служил.

Увешанный медалями, крестами,

Степенно, важно, сидя на бревне,

Курил фельдфебель трубку в стороне.

Фланговый шапку украшал цветами,

Один прилаживал манерку к ранцу,

Другой зевал,— раздался храп и свист;

Дремавшему на травке новобранцу

Стеблем цветка нос щекотал горнист.

А вот и луг за рощею тенистой,

Где на участке ротный жалонёр

Нарвал мне ландышей букет душистый,

Пока мы брали приступом забор.

Вот речка,— здесь победу одержали

Мы над петрушками; был славный бой!

Одну сторожку мы атаковали,

Где овладел противник высотой.

Я людям прочитал нравоученье

И вкратце объяснил атаки ход;

У «скачек» начали мы наступленье;

По правилам — шагов за восемьсот —

В атаку перешли; два первых взвода

В цепи. Была чудесная погода,—

Полковник наш отъехал далеко,—

Дышалось так свободно и легко.

Цепь перебежками все подвигалась,

Пока во рву не удалось залечь.

Я подозвал резерв; тут открывалась

Позиция врага. Его картечь

Давно бы всех перекрошила нас,

Но там не неприятельская пушка

Была, а только красная петрушка!

И стойко мы держались. Здесь как раз

Мы очутились на краю обрыва,

Где перекинут мост через реку.

Четвертый взвод за третий вздвоил живо,

Ура!— и мы на вражьем берегу

Рассыпались. Вторая полурота

В цепи, а взводы первый и второй

Теперь в резерв сомкнулись за рекой.

Нам предстояла главная работа:

Уж близко неприятеля стрелки,

Уж подготовлен был удар в штыки,

И я шагов за двести приказал

Горнисту с барабанщиком сигнал

Подать к атаке. Не поняв, в чем дело,

Цепь на петрушек бросилась бегом;

Ура на всю окрестность загремело,

И по дороге пыль взвилась столбом.

Но вот уж храбрецы приутомились,

Пройдя с утра верст десять по жаре,

Бегут все тише и… остановились.

А белая петрушка на горе,

Недосягаема, неуязвима,

Торчит одна, цела и невредима!

«Поручик Дрентельн! Где ваш третий взвод?

Назад! Кто вас просил начать атаку?

Мы все сначала повторим». И вот

Назад по моему вернулись знаку

Мои богатыри со всех сторон;

И взводному я унтер-офицеру

Стал выговаривать за то, что он

Не выучился лучше глазомеру,

Что слишком рано закричал ура,

Что лишь тогда в штыки идти пора,

Когда уверен, что ничто не может

Атаки нашей боле удержать,

Что все она сомнет и уничтожит.

Поручику Цицовичу начать

Все снова поручил я. И опять

Под мнимым мы огнем перебегали

Все тот же мост; цепь снова рассыпали,

Раздался звук знакомого сигнала,

И сомкнутая часть к нам подбежала,

Опять вступили мы в отважный бой,

Но уж теперь я сам повел атаку

И шашкой замахал над головой;

Мои бойцы чуть не вступили в драку

С петрушками; стремглав они бегут,

И высота осталася за нами.

Мы торжествуем, наш окончен труд,

И утираем пот с лица платками.

Знакомые места, где мы не раз

Учились с Государевою ротой,

Где с конницей дрались мы и с пехотой,

Как нежно, горячо люблю я вас!

Я вас люблю все более и боле,

И каждый лес люблю, деревню, поле,

Люблю и зелень каждого куста!

О, юная, лихая жизнь на воле,

О, милые, знакомые места!

❉❉❉❉