Стихи  /  Кондратий Рылеев  /  Дума VIII. Михаил Тверской

Дума VIII. Михаил Тверской

Ф. В. Булгарину

❉❉❉❉


Несчастный Михаил, сын Тверского князя Ярослава Ярославича, по смерти Андрея Александровича (1304 г.) должен был вступить на великокняжеский престол; но племянник его, Георгий Данилович, князь Московский, начал оспоривать у него сие право. Россия находилась тогда под владычеством моголов: оба князя отправились в Орду, и хан (Тохта) утвердил Михаила. Более десяти лет протекло мирно; но злоба не угасла в сердце Георгия, он не пропускал случая вредить Михаилу. Между тем Тохта умер (1312 г.); ему наследовал сын его, Узбек. Несогласия князей возобновились, и Георгия призвали в Орду (1315 г.). Целые три года он раболепствовал перед Узбеком, дарами и происками снискал себе милостивое расположение и, в довершение всего, женился на сестре его Кончаке (1318 г.). Хан наименовал Георгия старейшим из князей русских и дал ему войско. Михаил выступил к нему навстречу, сразился и одержал победу: татарский полководец Кавгадый и супруга Георгия впали в плен; последняя умерла скоропостижно в Твери. Раздраженный Узбек призвал Михаила в Орду, жестоко истязал его и, наконец, велел лишить жизни. Церковь причла сего князя-страдальца к лику св. мучеников.

❉❉❉❉


За Узбеком вслед влекомый

Кавгадыем, Михаил

В край чужой и незнакомый

С сыном юношей вступил.

Мчался Терек быстрым бегом

Меж нависших берегов;

Зрелись гор хребты под снегом

Из-за сизых облаков.

❉❉❉❉


Стан Узбеков за рекою,

10 На степи, в глуши пестрел;

Всюду воины толпою;

Всюду гул глухой шумел.

Ветхим рубищем покрытый,

С мрачной грустию в груди,

Князь-страдалец знаменитый

Сел в цепях на площади.

❉❉❉❉


Несчастливца обступили

Любопытные толпой:

«Это князь был! — говорили

20 И качали головой. —

Он обширными странами,

Как Узбек наш, обладал;

Он с отважными полками

Кавгадыя поражал!..»

❉❉❉❉


В речи вслушавшись чужие,

Загрустил сильнее князь;

Вспомнил славу — и впервые

Слезы брызнули и» глаз.

«До какого униженья, —

30 Он мечтал, потупя взор, —

Довели нас заблужденья

И погибельный раздор!

❉❉❉❉


Те, которых трепетали

Хитрый грек и храбрый лях,

Ныне вдруг рабами стали

И пред ханом пали в прах!

Я любил страну родную

И пылал разрушить в ней

Наших бед вину прямую:

40 Распри злобные князей.

❉❉❉❉


О Георгий! ты виною,

Ты один тому виной,

Если кровь сограждан мною

Пролита в стране родной!

Ты на дядю поднял длани;

Ты в душе был столь жесток,

Что на Русь всю лютость брани

И татар толпы навлек!

❉❉❉❉


Смерть свою давно предвижу;

50 Для побега други есть, —

Но побегом не унижу

Незапятнанную честь!

Так, прав чести не нарушу;

Пусть мой враг, гонитель мой,

Насыщает в злобе душу

Лютым мщеньем надо мной!

❉❉❉❉


Пусть вымаливает казни!

Тверд и прав в душе своей,

Смерть я встречу без боязни,

60 Как в боях слетался с ней.

Не хочу своим спасеньем

На родимый край привлечь

Кавгадыя с лютым мщеньем

И Узбека грозный меч!»

❉❉❉❉


Подкрепленный сею думой,

Приподнялся Михаил

И, спокойный, но угрюмой,

Тихо в свой шатер вступил.

Кавгадыем обольщенный,

70 Между тем младый Узбек,

В сердце трепетный, смятенный,

Смерть невинному изрек…

❉❉❉❉


Уж Георгий с палачами

И коварный друг царя

Шли поспешными шагами

К жертве, злобою горя…

Пред иконою святою

Михаил псалом читал;

Вдруг с той вестью роковою

80 Отрок княжеский вбежал…

❉❉❉❉


Вслед за ним убийцы с криком

Ворвались в густых толпах:

Блещет гнев во взоре диком,

Злоба алчная в чертах…

Ворвалися — и напали…

Как гроза в глухой ночи,

Над упавшим засверкали

Ятаганы и мечи…

❉❉❉❉


Кровь из язв лилась струею…

90 И пробил его конец:

Сердце хладною рукою

Вырвал дикий Романец {1}.

Князь скончался жертвой мщенья!

С той поры он всюду чтим:

Михаила за мученья

Церковь празднует святым.

❉❉❉❉