Стихи  /  Аполлон Майков  /  С невольным сердца содроганьем

С невольным сердца содроганьем

С невольным сердца содроганьем  
Прослушал Музу я твою,  
И перед пламенным признаньем,  
Смотри, поэт, я слезы лью!..  
Нет, ты дитя больное века!  
Пловец без цели, без звезды!  
И жаль мне, жаль мне человека  
В поэте злобы и вражды!  
Нет, если дух твой благородный  
Устал, измучен, огорчен,  
И точит сердце червь холодный,  
И сердце знает только стон,—  
Поэт! ты слушался не Музы,  
Ты детски слушался людей.  
Ты положил на душу узы  
Их нужд строптивых и страстей;  
И слепо в смертный бой бросался,  
Куда они тебя вели;  
Венок твой кровью окроплялся  
И в бранной весь еще пыли!  
Вооруженным паладином  
Ты проносился по долинам,  
Где жатвы зреют и шумят,  
Где трав несется аромат,  
Но ты их не хотел и видеть,  
Провозглашая бранный зов,  
И, полюбивши ненавидеть,  
Везде искал одних врагов.  

❉❉❉❉


Но вижу: бранью не насытясь  
И алча сердцем новых сил,  
Взлетев на холм, усталый витязь,  
Ты вдруг коня остановил.  
Постой — хоть миг!— и на свободе  
Познай призыв своей души:  
Склони усталый взор к природе.  
Смотри, как чудно здесь в глуши:  
Идет обрывом лес зеленый,  
Уже румянит осень клены,  
А ельник зелен и тенист;  
Осинник желтый бьет тревогу;  
Осыпался с березы лист  
И как ковром устлал дорогу,—  
Идешь — как будто по водам,—  
Нога шумит… И ухо внемлет  
Смягченный говор в чаще, там,  
Где пышный папоротник дремлет  
И красных мухоморов ряд,  
Как карлы сказочные, спят;  
А здесь просвет: сквозь листья блещут,  
Сверкая золотом, струи…  
Ты слышишь говор: воды плещут,  
Качая сонные ладьи;  
И мельница хрипит и стонет  
Под говор бешеных колес.  
Вон-вон скрыпит тяжелый воз:  
Везут зерно. Клячонку гонит  
Крестьянин, на возу дитя,  
И деда страхом тешит внучка,  
А, хвост пушистый опустя,  
Вкруг с лаем суетится жучка,  
И звонко в сумраке лесном  
Веселый лай летит кругом.  

❉❉❉❉


Поэт! Ты слышишь эти звуки…  
Долой броню! Во прах копье!  
Здесь достояние твое!  
Я знаю — молкнут сердца муки  
И раны гнойные войны  
В твоей душе заживлены.  
Слеза в очах как жемчуг блещет,  
И стих в устах твоих трепещет,  
И средь душевной полноты  
Иную Музу слышишь ты.  
В ней нет болезненного стона,  
Нет на руках ее цепей.  
Церера, пышная Помона  
Ее зовут сестрой своей,  
К ней простирают руки нежно —  
И, умирив свой дух мятежный,  
Она сердечною слезой  
Встречает чуждый ей покой…  
Отдайся ей душою сирой,  
Узнай ее: она как мать  
Тебя готова приласкать;  
Брось человеческого мира  
Тщету и в божий мир ступай!  
Он лучезарен и чудесен,  
И как его ни воспевай —  
Всё будет мало наших песен!  

❉❉❉❉


1853  

❉❉❉❉