Стихи  /  Андрей Дементьев  /  Сказание об Андрее Вознесенском

Сказание об Андрее Вознесенском

На Пятой авеню  
Я встретился случайно  
С открытым внове шармом  
И с юностью своей.  
На солнечной витрине  
Висел пиджак печально,  
Такой же, что когда-то  
Носил мой друг Андрей.  
Мистическое чувство  
Мне душу опалило.  
И распахнул я двери,  
Поверив в чудеса.  
Но чуда не случилось.  
И я ушел уныло  
От образа Андрея,  
Не осушив глаза.  
Я перепутал годы,  
Смешал все наши даты  
В надежде, что нежданно  
Жизнь обратится вспять.  
Но друг мой виновато  
Смотрел из дальней дали,  
И ничего в ответ мне  
Уже не мог сказать.  
…Он мчался по Нью-Йорку,  
С иголочки одетый,  
Как будто поднимался  
Над залами Москвы.  
И васильки Шагала,  
Что были им воспеты,  
Смотрели вслед с плаката  
Глазами синевы.  
В машине пел Боб Дилан,  
И давней песней этой  
Певец прощался с другом,  
О чем никто не знал.  
Последняя поездка  
Великого поэта…  
Но ждал Политехнический —  
Его любимый зал.  
…Я вижу эту сцену.  
Царит на ней цветасто  
Сверхсовременный витязь  
И поднята рука.  
Встает над залом властно  
Во весь свой рост великий  
Единственная в мире  
Надежная строка.  
Он был пижон и модник  
Любил цветные кепки  
И куртки от Кардена.  
И шарфик a Paris.  
И рядом с ним нелепо  
Светился чей-то галстук,  
На чьих-то старых брюках  
Вздувались пузыри.  
Не зря же и в стихах он  
Так увлекался формой,  
Что вмиг был узнаваем  
Почти в любом ряду.  
А что всех удивляло, —  
Ему казалось нормой,  
Когда бросал алмазы  
В словесную руду.  
Я не хочу мириться  
С его земным уходом.  
Не может свет погаснуть,  
Когда падет во тьму.  
Андрей в своей стихии,  
Как Байрон, мог быть лордом.  
Судьба же подарила  
Небесный сан ему.  
И Господа просил он  
Послать ему второго,  
Чтоб поровну общаться,  
Он так был одинок…  
Господь не принял просьбу.  
Не делят Божье слово.  
Жил без дублера Пушкин.  
И Лермонтов, и Блок.  
По синему экрану  
Летят куда-то птицы.  
Легки и чутки крылья,  
И музыкален звук…  
Но птиц тех белоснежных  
Я принял за страницы,  
Умчавшиеся в вечность  
С его уставших рук.  
В своих стихах последних  
Немногого просил он:  
«Храните душу чистой,  
Не троньте красоту…»  
Был голос полон силы.  
В нем столько было веры,  
Что мир, устав от крика,  
Услышал просьбу ту.  

❉❉❉❉


Июнь. 2010  

❉❉❉❉