Стихи  /  Александр Сумароков  /  Пени Адаму и Еве

Пени Адаму и Еве

Жен? крестьянинъ говорилъ,

Иль паче праотцевъ предъ нею онъ журилъ:

Когда бъ Адамъ и Ева!

Не скушали плода съ заказаннава древа;

Я жилъ бы какъ хот?лъ,

И надъ сохою бы трудяся не пот?лъ:

Бранитъ Адама,

И кавалеръ и дама.

Услыша господинъ Адаму брань,

И что поетъ мужикъ жен? несвойску дрянь,

Крестьянина зоветъ боярскихъ щей отв?дать:

И мужа и жену къ себ? зоветъ об?дать.

Готовъ покрытый столъ,

Поставленъ на стол? младой н?жн?йшій волъ:

А попросту т?ленокъ,

Который только чудь лишъ вышелъ изъ п?ленокъ,

Инд?йка, утка, гусь, бараній съ кашей бокъ,

Свинья капчона,

И съ курицей пирогъ:

Яичница, дрочена,

Курдюкъ ордынскія овцы,

Щи, потрохъ и рупцы.

На?лся мой мужикъ: да ето и не чудо;

Вотъ ето только худо:

Одно закрыто блюдо:

И раскрывать сво

Не в?лено, ни для ради чево.

На един? какъ в?рну другу,

Супруга говоритъ супругу:

Посмотримъ муженекъ, какое ?ство тутъ.

Ахъ, жонушка, не льзя; за ето такъ толкнутъ,

Что мы не скоро встанемъ:

И разв? отъ дубины вспрянемъ.

Однако, муженекъ и душенька моя!

Иль баринъ нашъ ворожея.

Когда ему о томъ ни кто изъ насъ не скажетъ;

Такъ чемъ онъ то докажетъ?

И впрямъ такъ жонушка: а крышка не кр?пка;

Печати н?тъ на ней и н?тъ на ней замка.

Раскрылась крышка:

А тамъ сид?ла мышка,

И выскочила вонъ;

Прешедъ мужикъ законъ.

Стола боярскава мышонокъ не забудетъ;

Однако ужъ назадъ не будетъ.

❉❉❉❉