Стихи  /  Александр Сумароков  /  Мелицерта

Мелицерта

Не чувствуя уже прекрасныя весны,

Какія страшныя м?чтаются мн? сны!

Мн? снились муравы и виноградны лозы,

Благоуханіе цв?товъ царицы розы,

Сладчайше п?ніе, любовь поющихъ птицъ;

И пляска на лугахъ младыхъ у стадъ д?вицъ:

А въ ету снились ночь, нескладна врана крики,

И въ теми темныхъ тамъ л?сахъ сатиръ и фа?новъ клики.

Скрежещетъ алчный вепрь, зіяетъ тигра зевъ,

Песъ лаетъ, воетъ волкъ, реветъ ужасно левъ.

Пастухъ такую р?чь отъ сна воставъ в?щаетъ.

И се а?рора л?съ и горы осв?щаетъ.

И возбужденія влечетъ изъ моря часъ:

Повсюду слышится свир?лей н?жный гласъ:

А въ рощахъ соловьи при всход? Феба свищутъ,

И овцы мягкихъ травъ въ долин? тучной ищутъ:

Единый въ т?хъ м?стахъ стонаетъ Ипполитъ;

Тоска грызетъ ево, ни что не веселитъ:

Онъ ревности своей ни ч?мъ не ум?ряетъ,

И жалобы въ одр? стоная повторяетъ:

Своими я вчера глазами ясно зр?лъ,

Какъ выранилъ перо на паство къ намъ орелъ:

А мелицерта сей находкой хоть гордилась,

На дерзка Атиса она не разсердилась,

Что отнялъ у нее то перышко пастухъ.

Терзаетъ мой она пл?ненный ею духъ,

И терпитъ отъ нево сіи поступки см?лы,

То зная что и мн? въ колчанъ потребны стр?лы,

О Атись! Имя мн? твое на мысли ядъ,

Отвлекшій отъ меня моей любезной взглядъ.

Отнявъ ты мой покой, отнявъ мои ут?хи,

Им?й пріятности, им?й въ любви усп?хи,

И наслаждайся т?мъ во щастливой судьб?,

Что въ мысли радостной готовилъ я себ?!

Пастушка безъ нево часъ утра ненавидя,

При стад? пастуха любезнаго не видя,

Къ любезна своего приходитъ шалашу,

И мнитъ: не боленъ ли пастухъ мой, я спрошу.

Иль онъ меня уже за что нибудь не любитъ:

Сугубо мн?ніе и страхъ ея сугубитъ.

Что сд?лалось теб?, спросила у нево.

Онъ ей отв?тствуетъ, томимый: ни чево.

За что толико вдругъ ты сталъ ко мн? превратенъ,

Холодный твой отв?тъ мн? очень не пріятенъ.

Когда ты мн? такой вчера дала ударъ;

Чево инова ждать? На что теб? мой жаръ?

М?чта тебя о мн? прем?ной ужасала;

Вчерашній в?черъ я передъ тобой плясала,

И п?ла п?сню ту, сложилъ котору ты.

Я съ ласкою брала изъ рукъ твоихъ цв?ты:

Ждала горячности я вм?сто зла морозу:

Приткнула ко груди тобою данну розу:

Взираю на нее въ кувшинчик? храня.

Нарциссы вс? твои въ стакан? у меня,

И ни одинъ изъ нихъ еще не увядаетъ:

А ужъ твоя любовь къ пастушк? пропадаетъ:

Но мнила я, чтобъ такъ любовь кратка была.

И что бъ еще кратчай она цв?тка цв?ла.

Какую я теб? сод?лала обиду?

Не только, что бъ досадь; ихъ не было и виду.

А, а! Дозналась я: перо — конечно такъ?

Что то досадно мн?, признаетъ чаю всякъ.

Но естьли предъ тобой я въ этомъ провинилась;

Такъ съ Атисомъ за то довольно я бранилась:

И отняла перо; возьми ево теперь:

А впредь такимъ пустымъ химерамъ ты не в?рь;

Сердиться на людей всегда потребно съ толкомъ:

Не р?дко кажется въ дали собака волкомь,

Соколъ вороною, ворона соколомъ,

И малая овца коровой иль воломъ.

При вс?хъ ли людяхъ мн? ко брани подвизаться?

И что тебя люблю всемирно ль оказаться?

Пускай не в?даетъ о насъ того ни кто,

Докол? надобно, чтобъ было тайно то.

Колико прежде онъ отъ ревности сердился,

Толико онъ ея невинности стыдился:

И въ сей своей вин? прощенія просилъ,

Что скромности ея досадами вкусилъ.

Горячая любовь была горячимъ гн?вомъ:

Былинка малая большимъ казалась древомъ.

❉❉❉❉