Кальянчи

Отрывок из поэмы

❉❉❉❉


Путешественник в Персии встречает прекрасного отрока, который подает ему кальян. Странник спрашивает, кто он, откуда. Отрок рассказывает ему свои

похождения, объясняет, что он грузин, некогда житель Кахетии.

❉❉❉❉


В каком раю ты, стройный, насажден?

Какую влагу пил? Какой весной обвеян?

Эйзедом ли ты светлым порожден,

Питомец Пери, или Джиннием взлелеян?

Когда заботам вверенный твоим

Приносишь ты сосуд водовмещальный

И сквозь него проводишь легкий дым, —

Воздушной пеною темнеет ток кристальный,

И ропотом манит к забвенью, как ручья

Гремучего поток в зеленой чаще!

Чинара трость творит жасминной длань твоя

И сахарныя трости слаще,

Когда палимого Ширазского листа

Глотают чрез нее мглу алые уста,

Густеет воздух, напоенный

Алоэ запахом и амброй драгоценной!

❉❉❉❉


Когда ж чарующей наружностью своей

Собрание ты освет_и_шь людей —

Во всех любовь!… Дерв_и_ш отбросил четки,

Примрачный вид на радость обменил:

Не ты ли в нем возжег огонь потухших сил?

Не от твоей ли то походки

Его распрямлены морщины на лице,

И заиграла жизнь на бывшем мертвеце?

Властитель твой — он стал лишь самозванцем,

Он уловлен стыдливости румянцем,

И к_у_дрей кольцами, по высоте рамен

Влекущихся, связавших душу в плен?

И гр_у_ди нежной белизною,

И жилок, шелком свитых, бирюзою,

Твоими взглядами, под свесом темных вежд,

Движеньем уст твоих невинным, миловидным,

Твоей, нескрытою покровами одежд,

❉❉❉❉


Джейрана легкостью, и станом пальмовидным,

В каком раю ты, стройный, насажден?

Эдема ль влагу пил, дыханьем роз обвеян?

Скажи: или от Пери ты рожден,

Иль благодатным Джиннием взлелеян?

❉❉❉❉


«На Риона берегах,

В дальних я рожден пределах,

Где горит огонь в сердцах,

Тверже скал окаменелых;

Рос — едва не из пелен,

Матерью, отцом, безвинный,

В чужу продан, обменен

За сосуд ценинный! {*}

{* В первопечатном тексте

опечатка «цененный». — Ред.}

«Чужой человек! скажи: ты отец?

Имел ли ты чадо от милой подруги?

Корысть ли дороже нам с сыном разлуки?

Отвержен ли враном невинный птенец?

❉❉❉❉


«Караван с шелками шел,

С ним ага мой. Я, рабочий,

Глаз я долго не отвел

С мест, виднелся где кров отчий;

С кровом он слился небес;

Вечерело. Сном боримы,

Стали станом. Темен лес.

Вкруг огня легли мы,

❉❉❉❉


«Курись, огонек! светись, огонек!

Так светит надежда огнем нам горящим!

Пылай ты весельем окрест приседящим,

Покуда спалишь ты последний пенек!

❉❉❉❉


«Спал я. Вдруг взывают: «бой!»

В ста местах сверкает зелье;

Сечей, свистом пуль, пальбой

Огласилось всё ущелье,

Притаился вглубь межи

Я, и все туда ж влекутся.

Слышно — кинулись в ножи —

Безотвязно бьются!

❉❉❉❉


«Затихло смятенье — сече конец.

Вблизи огня брошен был труп, обезглавлен,

На взор его мертвый был взор мой уставлен,

И чья же глава та?… О, горе!… Отец!..?

❉❉❉❉


«Но могучею рукой

Был оторван я от тела.

«Будь он проклят, кровный твой! —

В слух мне клятва загремела —

«Твой отец разбойник был…»

И в бодце, ремнем увитом,

Казнь сулят, чтоб слез не лил

По отце убитом!

❉❉❉❉


«Заря занялася, Я в путь увлечен.

Родитель, ударом погибший бесславным,

Лежать остается — он вепрям дубравным,

Орлам плотоядным на снедь обречен!

❉❉❉❉


«Вышли мы на широту

Из теснин, где шли доселе,

Всю творенья красоту

В пышной обрели Картвеле.

Вкруг излучистой Куры

Ясным днем страна согрета,

Все рассыпаны цветы

Щедростию лета…»

❉❉❉❉