Сон

Зачем зарницею без гула

Исчезла ты, любви пора,

И птичкой юность упорхнула

В невозвратимое «вчера»?

Давно ль на юношу, давно ли,

Обетом счастия горя,

Цветами радости и воли

Дождила светлая заря?

Давно ль с родимого порога

Сманила жизнь на пышный пир

И, как безгранная дорога,

Передо мной открылся мир?

И случай, преклоняя темя,

Держал мне золотое стремя,

И, гордо бросив повода,

Я поскакал туда, туда!..

Летим — сорвал бразды шелковы

Неукротимый конь судьбы,

И брызжут пламенем подковы,

Гремя о плиты и гробы.

Я обезумел, воздух свищет —

Все вдаль и вдаль, надежда прочь.

И вот на нас упала ночь,

И под скалою бездна прыщет,

Над головой расшибся гром,

И конь, и всадник, прянув с края,

Кусты и глыбы отрывая,

В пучину ринулись кольцом.

Замлело сердце! Вихрь кончины

Мне обуял и взор, и ум.

Раздавлен на брегу пучины,

Едва я слышу рев и шум.

Вот набегают грозно, жадно

За валом вал наперерыв;

Уж мой отчаянный призыв

Стихает, залит пеной хладной…

И вдруг с утеса на утес,

Как зверь, поток меня понес

. . . . . . . . . . . . . .

Очнулся я от страшной грезы,

Но все душа тоски полна,

И мнилось, гнут меня железы

К веслу убогого челна.

Вдаль отуманенным потоком,

Меж сокрушающихся льдин,

Заботно озираясь оком,

Плыву я грустен и один.

На чуждом небе тьма ночная;

Как сон, бежит далекий брег,

И, шуму жизни чуть внимая,

Стремлю туда невольный бег,

Где вечен лед и вечны тучи,

И вечносеемая мгла,

Где жизнь, зачахнув, умерла

Среди пустынь и тундр зыбучих,

Где небо, степь и лоно вод

В безрадостный слияны свод,

Где в пустоте блуждают взоры

И даже нет стопе опоры!

Плыву. На тихом сердце хлад,

Дремотой лени тяжки вежды,

И звезды искрами надежды

В угрюмом небе не горят.

Забвенья ток меня лелеет,

Мечта уснула над веслом,

И время в тихий парус веет

Своим мирительным крылом.

Всё мертво у меня кругом…

И близко бездна океана

Белеет саваном тумана.

❉❉❉❉