Стихи  /  Вера Полозкова  /  Бабьелетнее

Бабьелетнее

Октябрь таков, что хочется лечь звездой

Трамваю на круп, пока контролер за мздой

Крадется; сражен твоей верховой ездой,

Бог скалится самолетною бороздой.

Октябрь таков, что самба звенит в ушах,

И нет ни гроша, хоть счастье и не в грошах.

Лежишь себе на трамвае и шепчешь — ах,

Бог, видишь, я еду в город, как падишах!

❉❉❉❉

# # #

❉❉❉❉

Как у него дела? Сочиняешь повод

И набираешь номер; не так давно вот

Встретились, покатались, поулыбались.

Просто забудь о том, что из пальца в палец

Льется чугун при мысли о нем — и стынет;

Нет ничего: ни дрожи, ни темноты нет

Перед глазами; смейся, смотри на город,

Взглядом не тычься в шею-ключицы-ворот,

Губы-ухмылку-лунки ногтей-ресницы —

Это потом коснется, потом приснится;

Двигайся, говори; будет тихо ёкать

Пульс где-то там, где держишь его под локоть;

Пой; провоцируй; метко остри — но добро.

Слушай, как сердце перерастает ребра,

Тестом срывает крышки, течет в груди,

Если обнять. Пора уже, все, иди.

И вот потом — отхлынуло, завершилось,

Кожа приобретает былой оттенок —

Знай: им ты проверяешь себя на вшивость.

Жизнеспособность. Крепость сердечных стенок.

Ты им себя вытесываешь, как резчик:

Делаешь совершеннее, тоньше, резче;

Он твой пропеллер, двигатель — или дрожжи

Вот потому и нету его дороже;

С ним ты живая женщина, а не голем;

Плачь теперь, заливай его алкоголем,

Бейся, болей, стихами рви — жаркий лоб же,

Ты ведь из глины, он — твой горячий обжиг;

Кайся, лечи ошпаренное нутро.

Чтобы потом — спокойная, как ведро, —

«Здравствуй, я здесь, я жду тебя у метро».

❉❉❉❉

# # #

❉❉❉❉

Схватить этот мир, взболтать, заглотать винтом,

Почувствовать, как лавина втекает ртом, —

Ликующая, осенняя, огневая;

Октябрь таков — спасибо ему на том —

А Тот, Кто уже придумал мое «потом», —

Коснулся щекой спины моего трамвая.

❉❉❉❉