Стихи  /  Валерий Брюсов  /  Евангельские звери. Итальянский аполог XII века

Евангельские звери. Итальянский аполог XII века

У светлой райской двери,

Стремясь в Эдем войти,

Евангельские звери

Столпились по пути.

Помногу и по паре

Сошлись, от всех границ,

Земли и моря твари,

Сонм гадов, мошек, птиц,

И Петр, ключей хранитель,

Спросил их у ворот:

«Чем в райскую обитель

Вы заслужили вход?»

Ослят неустрашимо:

«Закрыты мне ль врата?

В врата Иерусалима

Не я ль ввезла Христа?»

«В врата не впустят нас ли?»

Вол мыкнул за волом:

«Не наши ль были ясли

Младенцу — первый дом?»

Да стукнув лбом в ворота:

«И речь про нас была:

„Не поит кто в субботу

Осла или вола?“»

«И нас — с ушком игольным

Пусть также помянут!» —

Так, гласом богомольным,

Ввернул словцо верблюд.

А слон, стоявший сбоку

С конем, сказал меж тем:

«На нас волхвы с Востока

Явились в Вифлеем».

Рот открывая, рыбы:

«А чем, коль нас отнять,

Апостолы могли бы

Семь тысяч напитать?»

И, гласом человека,

Добавила одна:

«Тобой же в рыбе некой

Монета найдена!»

А, из морского лона

Туда приплывший, кит:

«Я в знаменьи Ионы, —

Промолвил, — не забыт!»

Взнеслись: «Мы званы тоже!» —

Все птичьи племена, —

«Не мы ль у придорожий

Склевали семена?»

Но горлинки младые

Поправили: «Во храм

Нас принесла Мария,

Как жертву небесам!»

И голубь, не дерзая

Напомнить Иордан,

Проворковал, порхая:

«И я был в жертву дан!»

«От нас он (вспомнить надо ль?)

Для притчи знак обрел:

„Орлы везде, где падаль!“» —

Заклекотал орел.

И птицы пели снова,

Предвосхищая суд:

«Еще об нас есть слово:

„Не сеют и не жнут!“

Пролаял пес: „Не глуп я:

Напомню те часы,

Как Лазаревы струпья

Лизать бежали псы!“

Но, не вступая в споры,

Лиса, без дальних слов:

„Имеют лисы норы“, —

Об нас был глас Христов!»

Шакалы и гиены

Кричали, что есть сил:

«Мы те лизали стены,

Где бесноватый жил!»

А свиньи возопили:

«К нам обращался он!

Не мы ли потопили

Бесовский легион?»

Все гады (им не стыдно)

Твердили грозный глас:

«Вы — змии, вы — ехидны!» —

Шипя; «Он назвал нас!»

А скорпион, что носит

Свой яд в хвосте, зубаст,

Ввернул: «Яйцо коль просят,

Кто скорпиона даст?»

«Вы нас не затирайте!» —

Рой мошек пел, жужжа, —

«Сказал он: „Не сбирайте

Богатств, где моль и ржа!“»

Звучало пчел в гуденьи:

«Мы званы в наш черед:

Ведь он, по воскресеньи,

Вкушал пчелиный мед!»

И козы: «Нам дорогу!

Внимать был наш удел,

Как „Слава в вышних богу!“

Хор ангелов воспел!»

И нагло крикнул петел:

«Мне ль двери заперты?

Не я ль, о Петр, отметил,

Как отрекался ты?»

Лишь агнец непорочный

Молчал, потупя взор…

Все созерцали — прочный

Эдемских врат запор.

Но Петр, скользнувши взглядом

По странной полосе,

Где змий был с агнцем рядом,

Решил: «Входите все!

Вы все, в земной юдоли, —

Лишь знак доброт и зол.

Но горе, кто по воле

Был змий иль злой орел!»

❉❉❉❉