Ответ

Растут дома; гудят автомобили;

Фабричный дым висит на всех кустах;

Аэропланы крылья расстелили

В облаках.

Но прежней страстью, давней и знакомой,

Дрожат людские бедные сердца, —

Любовной, сожигающей истомой

Без конца…

Как прежде, страшен свет дневной Дидоне,

И с уст ее все та же рвется речь;

Все так же должен, в скорбный час, Антоний

Пасть на меч.

Так не кляните нас, что мы упрямо

Лелеем песни всех былых времен,

Что нами стон Катулла: «Odi et amo»[1]—

Повторен!

Под томным взором балерин Дегаза,

При свете электрической дуги

Все так же сходятся четыре глаза,

Как враги.

И в час, когда лобзанья ядовиты

И два объятья — словно круг судьбы, —

Все той же беспощадной Афродиты

Мы — рабы!

❉❉❉❉

[1]«Ненавижу и люблю» (лат.)

❉❉❉❉