Стихи  /  Рабиндранат Тагор  /  Морские волны

Морские волны

Написано по случаю гибели лодок с паломниками у города Пури

❉❉❉❉

Во тьме, словно бред бессвязной, свои разрушенья празднуй —

О дикий ад!

То ветра свист исступленный иль крыльев миллионы

Кругом гремят?

И с морем небо мгновенно слилось, чтобы взор вселенной

Задернуть, ослепив.

То молний внезапных стрелы иль это ужасный, белый

Усмешек злобных извив?

Без сердца, без слуха и зрения проносится в опьяненье

Каких-то гигантов рать —

В безумье все разрушать.

❉❉❉❉

Ни цвета, ни форм, ни линий. В бездонной, черной пучине —

Смятенье, гнев.

И мечется море с криком, и бьется в хохоте диком,

Осатанев.

И шарит — где же граница, чтоб о нее раздробиться,

Где берегов черта?

Васуки в грохоте, визге валы разбивает в брызги

Ударом хвоста.

Земля потонула где-то, и бурею вся планета

Потрясена.

И разрываются сети сна.

❉❉❉❉

Беспамятство, Ветер. Тучи. Нет ритма, и нет созвучий —

Лишь пляска мертвеца.

Смерть ищет опять чего-то,— она забирает без счета

И без конца.

Сегодня во мгле свинцовой ей надо добычи новой.

И что же? Наугад,

Не чувствуя расстояний, какие-то люди в тумане

К смерти своей летят.

Путь их бесповоротен. Вместилось несколько сотен

Людей в ладью.

Цепляется каждый за жизнь свою!

❉❉❉❉

Уже отбиваться трудно. И буря бросает судно:

«Давай! Давай!»

А вспенившееся море гремит, урагану вторя:

«Давай! Давай!»

Со всех сторон обступая, смерть кружится голубая,

От злобы побледнев.

Теперь не сдержать напора — и судно рухнет скоро:

Моря ужасен гнев.

Для бури и это шалость! Все спуталось, перемешалось —

И небо и земля…

Но рулевой — у руля.

❉❉❉❉

И люди сквозь мрак и тревогу, сквозь грохот взывают к богу:

«О всеблагой!

Смилуйся, о великий!» Несутся мольбы и крики:

«Спаси! Укрой!»

Но звать и молиться поздно! Где ж солнце? Где купол звездный?

Где счастья благодать?

И лет невозвратных были? И те, кого так любили?

Здесь мачеха, а не мать!

Пучина. Удары грома. Все дико и незнакомо.

Безумье, мгла…

А призракам нет числа.

❉❉❉❉

Не выдержал борт железный, проломано дно, и бездны

Раскрыта пасть.

Здесь царствует не Всевышний! Здесь мертвой природы хищной

Слепая власть!

Во тьме непроглядной звонко разносится крик ребенка.

Смятенье, дрожь…

А море словно могила: что не было или было —

Не разберешь.

Как будто ветер сердитый задул светильники чьи-то…

И в тот же час

Свет радости где-то погас.

❉❉❉❉

Как в хаосе мог безглазом возникнуть свободный разум?

Ведь мертвое вещество,

Бессмысленное начало — не поняло, не осознало

Себя самого.

Откуда ж сердец единство, бестрепетность материнства?

Вот братья обнялись,

Прощаясь, тоскуя, плача… О солнечный луч горячий,

О прошлое, вернись!

Беспомощно и несмело сквозь слезы их заблестела

Надежда вновь:

Светильник зажгла любовь.

❉❉❉❉

Зачем же всегда покорно мы смерти сдаемся черной?

Палач, мертвец,

Чудовище ждет слепое, чтоб все поглотить святое —

Тогда конец.

Но даже и перед смертью, дитя прижимая к сердцу,

Не отступает мать.

Ужели же все напрасно? Нет, злобная смерть не властна

Дитя у нее отнять!

Здесь — бездна и волн лавина, там — мать, защищая сына,

Стоит одна.

Кому же отнять его власть дана?

❉❉❉❉

Ее бесконечна сила: ребенка загородила,

Прикрыв собой.

Но в царстве смерти — откуда любви подобное чудо

И свет такой?

В ней жизни бессмертной зерна, источник чудотворный

Неисчислимых щедрот.

К кому прикоснется эта волна тепла и света,

Тот матерь обретет.

О, что ей весь ад восставший, любовью смерть поправшей,

И грозный шквал!

Но кто ей такую любовь даровал?

Любовь и жестокость мести всегда существуют вместе, —

Сплелись, борясь.

❉❉❉❉

Надежды, страхи, тревоги в одном обитают чертоге:

Повсюду связь.

И все, веселясь и плача, решают одну задачу:

Где истина, где ложь?

Природа разит с размаху, но в сердце не будет страха,

Когда к любви придешь.

А если чередованье расцвета и увяданья,

Побед, оков —

Лишь спор бесконечный двух богов?

❉❉❉❉