Стихи  /  Николай Карамзин  /  Послание к женщинам

Послание к женщинам

The gen’rous God, who wit and gold refines,[1]

And ripens spirits as he ripens minds,

To you gave sense, good humour and… a Poet.

Pope[2]

❉❉❉❉

О вы, которых мне любезна благосклонность

Любезнее всего! которым с юных лет

Я в жертву приносил, чего дороже нет:

Спокойствие и вольность;

Которых милые глаза,

Улыбка и слеза

Закон в душе моей писали

И мною так играли,

Как резвый ветерок пером,

Тогда еще, как я гонялся

За пестрым мотыльком,

Считал себя богатырем,

Когда на дерево взбирался

За пташкиным гнездом…

(И всё лишь для того, чтоб милой, нежной Розе,

Красотке нашего села,

Подобной в самом деле розе,

Подарком угодить; чтоб Роза мне была

Обязана своей забавой)…

О вы, для коих я хотел врагов разить,[3]

Не сделавших мне зла! хотел воинской славой

Почтение людей, отличность заслужить,

Чтоб с лавром на главе пред вашими очами

Явиться и сказать: «Для вас, для вас и вами!

Возьмите лавр, а мне в награду… поцелуй!»

Для коих после я, в войне добра не видя,

В чиновных гордецах чины возненавидя,

Вложил свой меч в ножны («Россия, торжествуй, —

Сказал я, — без меня!»)… и, вместо острой шпаги,

Взял в руки лист бумаги,

Чернильницу с пером,

Чтоб быть писателем, творцом,

Для вас, красавицы, приятным;

Чтоб слогом чистым, сердцу внятным,

Оттенки вам изображать

Страстей счастливых и несчастных,

То кротких, то ужасных;

Чтоб вы могли сказать:

«Он, право, мил и верно переводит

Всё темное в сердцах на ясный нам язык;

Слова для тонких чувств находит!» —

О вы, в которых я привык

Любить себя, Природу

И всё, что смертных роду

В предмет любви дано!

Я к вам хочу писать послание стихами.

Дам волю сердцу: пусть оно

С своими милыми друзьями

Что хочет говорит!

Не нужно думать мне: слова текут рекою

В беседе с тем, кого мы любим всей душою.

Любовь стихи животворит

И старому дает вид новый.

Скажу вам, милые, — и чем другим начать? —

Что вы родитесь свет подлунный украшать,

Который бы без вас в угрюмости суровой

Был самый мрачный свет.

Несчастный Мизогин[4] в Сибири ввек живет:

Напрасно Феб над ним в величии сияет —

Душа его от хлада умирает.

К сердцам и к счастию судьбой вам отдан ключ;

У вас в очах блестит небесный, тихий луч,

Который показать нам должен путь к блаженству,

Добру и совершенству;

Другим путем к тому вовеки не дойдем.

Три страсти правят светом:

Одна имеет честь предметом,

Другая золото, а третьею живем

Для ваших милых глаз. Ах! первая доводит

Людей до страшных бед, злодеев производит,

Жестоких, мрачных Силл

И яростных Аттил.

Там льется кровь рекой, здесь град в огне пылает —

Начто? .. Герой[5] желает

Сказать: «Я победил

И честь бессмертия геройством заслужил!»

Но дни победами считая,

Пусть скажет, много ли минут блаженных счел

Он в жизни для себя? и, лавром осеняя

Надменное чело, не часто ли хотел

Укрыться в сень лесов, чтоб жертв, его рукою

Сраженных, не видать,

Их вопля не слыхать?

Путь славы не ведет к сердечному покою;

Мы зрим на нем довольно роз,

Но больше терний, больше слез.

Ах! счастье любит мир, от шума убегает —

Таков небес устав!

Кто ж в злате душу полагает,

Тот, все сокровища собрав,

Еще души не обретает

Ни в злате, ни… в самом себе!

Всегда, как червь, ползет во прахе;

Всегда живет в ужасном страхе,

Чтоб вдруг не вздумалось судьбе

Лишить его сокровищ милых;

Таится, как сова, в тени ночей унылых,

Бояся, чтобы Феб его не осветил

И золота в мешках лучом не растопил.

Трепещет лист, и сердце в нем трепещет…

«Конечно, вор ко мне идет!..»

Где искра в воздухе сверкнет,

Там, кажется ему, кинжал убийцы блещет —

И сей безумный человек

С тоскою на часах проводит весь свой век.

❉❉❉❉

Но кто пленится вами,

Любезные мои, как мил бывает тот,

Как нежен сердцем, добр делами!

Природа для него есть зрелище красот.

Не ищет рая он в пределах, нам безвестных, —

Вверху, за солнцем, выше звезд;

Он рай нашел в глазах прелестных

Любовницы своей; и тех священных мест,

Где милая гуляет,

Где, сидя над ручьем, о друге помышляет,

Не променяет он на вечную весну

Полей блаженных, Елисейских.

Он умер — для сует житейских;

Живет — лишь для любви, и зрит любовь одну

Во всем творении обширном;

Бежит от скуки городской,

Чтоб в сельском крове мирном

Питать в груди своей чувствительность, покой.

Где тихо горлицы воркуют,

Друг друга с нежностью милуют

И гнездышко себе на юных миртах вьют;

Где две малиновки поют;

Где все богатства Флоры

Сияют на лугах,

Как пурпур, золото Авроры

В час утренний блестят на тонких облаках, —

Там он, под сенью древ душистых,

Там он, под шумом вод сребристых,

С любезною своей в восторге дни ведет,

И только лишь от нежных чувств вздыхает,

И только лишь от счастья слезы льет.

Вкушая радости, он радость сообщает

Всему вокруг себя: приближится ль к нему

Печальный во слезах — он слезы осушает;

Убогий ли придет — он всё дает ему,

Желая, чтоб весь мир с ним вместе наслаждался,

Любился, восхищался…

Велите мне избрать подсолнечной царя:

Кого я изберу, усердием горя

Ко счастию людей? Того, кто всех нежнее,

Того, кто всех страстнее

Умеет вас любить, — и свет бы счастлив был!

Ах! самый лютый воин,

Который ввек на ратном поле жил

(И жизни был едва ль достоин!),

Смягчается душой, восчувствовав любовь;

Услышав имя той, которою пылает,

Щадит врагов сраженных кровь

И меч подъятый… опускает.

Нередко и скупец, чтоб милой угодить,

Приятный взор ее, улыбку заслужить,

Бывает сирых друг и нищих благодетель.

Вот действие любви — вот ваша добродетель!

❉❉❉❉

Пусть строгий муж Зенон в угрюмости своей

Кричит, что должно жить нам в свете без страстей,

Людьми лишь называться,

Но камнем в сердце быть, —

Учению сему в архивах оставаться,

В сердца ж вовеки не входить;

Природа, истина его не освятили

Печатию своей. Сей разум, коим нас

Судьбы благие одарили,

О коем мудрецы твердят нам всякий час,

Не есть ли тщетный дар без склонностей сердечных?

Они то движут нас; без них и ум молчит.

Погибель ждет пловцов беспечных,

Когда их кормщик в бурю спит;

Но кормщику не можно

Без ветра морем плыть. Уму лишь править должно

Кормилом жизни сей:

Нас по морю несет шумящий ветр страстей…

Блажен, кто с веющим зефиром,

С любовью в сердце и в очах

Летит на парусных крылах

К счастливой пристани, где с миром

Нас гений тихой смерти ждет!

❉❉❉❉

«Но часто страсть любви нас к горестям ведет!»

Не часто — иногда: так тихая лампада,

Во тьме для мудрого отрада,

Бывает пагубна для резвых мотыльков, —

Ужели для того во мраке вечеров

Сидеть нам без огня? О бабочке вздыхаю,

Но свечку снова зажигаю.

Злосчастный Вертер не закон;

Там гроб его: глаза рукою закрываю…

Но здесь цветами осыпаю

Тьму брачных алтарей, где резвый Купидон

И скромный Гименей навек соединяют

Любовников сердца

И чашу жизни их блаженством наполняют.

❉❉❉❉

Но за одну ли страсть достойны вы венца?

Вам юная душа поручена судьбою;

Младенец с первою слезою

Вам, милые, себя в науку отдает;

С улыбкой, чувством оживленной,

От вас он первых мыслей ждет.

Сей цвет одушевленный

Лишь вашею рукой быть может возращен,

От хлада, бури сохранен.

С любовью матери он мило расцветает;

Из глаз ее в себя луч кротости впивает

И зреет нежною душой.

❉❉❉❉

Ах, я не знал тебя!.. ты, дав мне жизнь, сокрылась!

Среди весенних ясных дней

В жилище мрака преселилась!

Я в первый жизни час наказан был судьбой!

Не мог тебя ласкать, ласкаем быть тобой!

Другие на коленях

Любезных матерей в веселии цвели,

А я в печальных тенях

Рекою слезы лил на мох сырой земли,

На мох твоей могилы!..

Но образ твой священный, милый

В груди моей напечатлен

И с чувством в ней соединен!

Твой тихий нрав остался мне в наследство

Твой дух всегда со мной.

Невидимой рукой

Хранила ты мое безопытное детство;

Ты в летах юности меня к добру влекла

И совестью моей в час слабостей была.

Я часто тень твою с любовью обнимаю

И в вечности тебя узнаю!..

Простите мне, что я о мертвой вспомянул

И с горестью вздохнул!

❉❉❉❉

Подобно как в саду, где роза с нежным крином,

Нарцисс и анемон, аврикула с ясмином

И тысячи цветов

Пестреют на брегу кристальных ручейков,

Не знаешь, что хвалить, над чем остановиться,

На что смотреть, чему дивиться, —

Так я теряюсь в красотах

Прелестных ваших душ. Хвалить ли в вас то чувство,

Которым истину находите в вещах[6]

Скорее всех мужчин? Нам надобно искусство,

Трудиться разумом, работать, размышлять,

Чтоб истину сыскать;

Для нас она живет в лесах, в вертепах темных

И в кладезях подземных, —

Для вас же птичкою летает на лугах;

Махнете ей — и вдруг она у вас в руках…

Скажите, отчего мудрец Сократ милее

Всех прочих мудрецов? учение его

Приятнее других, приятнее, сильнее

Нас к мудрости влечет? Я знаю — оттого,

Что граций он любил, с Аспазией был дружен.

Философу совет ваш нужен,

Чтоб ум людей пленить, подобно как сердца

Умеете пленять. Любезность мудреца

Должна быть истине приправой;

Иначе скучен нам и самый разум здравый —

Любезность же сия есть ваш бесценный дар.

Хвалить ли в вас тот жар,

С которым вы всегда добро творить готовы?

Вам милы бедных кровы;

Для вас они священный храм,

Где добродетели небесной

Рукою вашею прелестной

Курится фимиам.

У вас учиться должно нам,

Как ближнему служить. Я видел жен прекрасных,

Которых юный век тому лишь посвящен,

Чтоб муки утолять несчастных;[7]

Всечасно взор их устремлен

На то, что душу возмущает:

На скорбь, страдание и смерть!

С какою кротостью их голос увещает

Болящих не роптать на бога, но терпеть!

Колена преклонив, одна у неба просит

Им здравия или… спокойного конца;

Другая питие целебное разносит

И ласкою живит тоскующих сердца.

Своею красотою

Могли б они царей пленять;

Но им милее быть с болезнью, нищетою,

Чтоб бремя их сколь можно облегчать!

Я был тому свидетель

И слезной, пламенной рекой

Излил восторг души. Ах! благость, добродетель

Священнее всего являют образ свой

В лице красавицы любезной!

❉❉❉❉

Хвалить ли вас, друзья мои, за дар полезный

Мужчин развеселять

Одним приятным взором?

Без вас что делать нам? Друг друга усыплять

Холодным, скучным разговором?

Явитесь в обществе с усмешкой на устах,

И вдруг во всех очах

Веселья луч сверкнет; наш разум оживится;

Чтоб милым полюбиться,

Мужчина сам бывает мил…

❉❉❉❉

Но кто б исчислил всё, чем свету вы полезны,

Чем сердцу вы любезны,

Тот Эйлер бы другой в науке числить был.

Довольно, что вы нас во всем, во всем добрее,

Почти во всем умнее,

И будете всегда нам в нежности пример.

Пусть вас злословит лицемер,

Который для того красавиц порицает,

Что средства нравиться красавицам не знает!

Скажите, что любезен он —

И страшный Мизогин вдруг будет… Селадон!

❉❉❉❉

Положим, что найти в вас слабости возможно;

Но разве от того луна уж не светла,

Что видим пятна в ней? Ах, нет! она мила,

И кроткий свет ее поэтам славить должно.

Луна есть образ ваш: ее сребристый луч

Тьму ночи озаряет,

А прелесть ваша нам отраду в грудь вливает

Среди печальных жизни туч.

❉❉❉❉

Где только люди просветились,

Жить, мыслить научились,

Мужчины обожают вас.

Где разум, чувство в усыпленьи;

Где смертных род во тьме невежества погряз;

Где сан, права людей в презреньи,

Там презрены и вы. О Азия, раба

Насильств, предрассуждений!

Когда всемощная судьба

В тебе рассеет мрак несчастных заблуждений

И нежный пол от уз освободит?

Когда познаешь ты приятность вольной страсти?

Когда в тебе любовь сердца соединит,

Не тяжкая рука жестокой, лютой власти?

Когда не гнусный страж, не крепость мрачных стен,

Но верность красоте хранительницей будет?

Когда в любви тиран мужчина позабудет,

Что больше женщины он силой наделен?

Когда? Когда?.. Уже дщерь неба, друг судьбины,

Воззрела на тебя — орлы Екатерины

К твоим странам летят

И человечества любезной половине

Там вольность возвестят!..

Хор женщин загремит: хвала и честь богине!

❉❉❉❉

Цвети, о нежный пол! и сыпь на нас цветы!

Исчезли для меня прелестные мечты —

Уже я не могу пленять вас красотою,

Ни юностью своей: весна моя прошла;

Зрю осень пред собою,

А осень, говорят, скучна и не мила!

Но всё еще ваш взор бывает мне отрадой

И сладкою наградой

За то, что в жизни я от злых мужчин терплю;

Но всё, но всё еще люблю

В апреле рвать фиалки с вами,

В жар летний отдыхать в тени над ручейками,

В печальном октябре грустить и тосковать,

Зимой перед огнем романы сочинять,

Вас тешить и стращать!

❉❉❉❉

Сказав любви: прости! я дружбою святою

Живу и жить хочу. Мне резвый Купидон

Отставку подписал — любовник с сединою

Не может счастлив быть; таков судьбы закон, —

Но истинных друзей я в вас же обретаю.

Нанина! десять лет тот день благословляю,

Когда тебя, мой друг, увидел в первый раз;

Гармония сердец соединила нас

В единый миг навек. Что был я? сиротою

В пространном мире сем: скучал самим собою,

Печальным бытием. Никто меня не знал,

Никто участия в судьбе моей не брал.

Чувствительность в груди питая,

В сердцах у всех людей я камень находил;

Среди цветущих дней душою увядая,

Не в свете, но в пустыне жил.

Ты дружбой, искренностью милой

Утешила мой дух унылый;

Святой любовию своей

Во мне цвет жизни обновила

И в горестной душе моей

Источник радостей открыла.

Теперь, когда я заслужил

Улыбку граций, муз прелестных,

И гордый свет меня улыбкою почтил,

Немало слышу я приветствий, сердцу лестных,

От добрых, нежных душ. Славнейшие творцы

И Фебовы друзья, бессмертные певцы,

Меня в любви своей, в приязни уверяют

И слабый мой талант к успехам ободряют.

Но знай, о верный друг! что дружбою твоей

Я более всего горжуся в жизни сей

И хижину с тобою,

Безвестность, нищету

Чертогам золотым и славе предпочту.

Что истина своей рукою

Напишет над моей могилой? Он любил:

Он нежной женщины нежнейшим другом был!

❉❉❉❉

[1]То есть Феб или Аполлон.

[2]Всеблагий бог, пекущийся о нас,

Шлифующий наш разум, как алмаз,

Вам кротость дал, рассудок и… Поэта.

Поп.

[3]Автор, будучи семнадцати лет, думал ехать в армию.

[4]То есть ненавистник женского пола.

[5]То есть ложный герой, Аттила и подобные ему. Истинные герои сражаются для пользы своего отечества. Здесь автор представляет честолюбие только с худой стороны; о хорошей — молчит.

[6]Я несколько раз имел случай удивляться острому понятию женщин, которое Лафатер называет чувством истины. Мужчина десять раз переменяет мысли свои; женщина остается при первом чувстве — и редко обманывается.

[7]

❉❉❉❉