Стихи  /  Дмитрий Быков  /  С английского

С английского

Как сдать свое дитя в работный дом,

Как выдать дочь изнеженную замуж,

Чтоб изнуряли гладом и трудом,

И мучили, а ты и знать не знаешь, —

Так мне в чужой душе оставить след, —

Привычку, строчку, ежели привьется,

А повстречавшись через много лет,

Узнать и не узнать себя в уродце.

❉❉❉❉

Зачем я заронил тебя сюда,

Мой дальний отсвет, бедный мой обломок, —

В трущобный мир бесплодного труда,

Приплюснутых страстей и скопидомок?

Все то, что от меня усвоил ты,

Повыбили угрюмые кормильцы.

Как страшно узнавать свои черты

В измученном, но хитром этом рыльце!

Ты выживал в грязи и нищете,

В аду подвала, фабрики, казармы,

Ты знаешь те слова и вещи те,

Которых я скоту не показал бы.

Гиеньи глазки, выгнувшийся стан,

Гнилые зубы жалкого оскальца…

Но это я! И я таким бы стал,

Когда б остался там, где ты остался.

Полутуземец, полуиудей,

Позорное напоминанье, скройся.

О, лучше мне совсем не знать людей,

Чем видеть это сходство, это скотство!

Чужая жизнь, других миров дитя,

Возросшее в уродстве здешних комнат,

Тотчас ко мне потянется, хотя

Себя не знает и меня не помнит,

И сквозь лохмотья, язвы, грязь и гной

Чуть слышно мне простонет из-под спуда:

«Зачем я тут? Что сделали со мной?

Мне плохо здесь, возьми меня отсюда».

❉❉❉❉

Да и другим, другим он был к чему?

В моих привычках людям все немило,

И память обо мне в чужом дому

Была страшна, как знак иного мира.

Так работяга, захворав впервой

И вдвое похудев за две недели,

Все думает тяжелой головой —

Что это завелось в послушном теле,

Что за хвороба, что за чуждый гость

Припуталась во сне, и жрет, и гложет…

А это смерть врастает в плоть и кость,

Он хочет к ней прислушаться — не может

Ни слова разобрать. Придет жена

Или брательник с баночкой гостинца, —

Брательник хмур, она раздражена,

Обоим ясно, что пришли проститься:

Сопит, бурчит… На нем уже печать,

Он всем чужак. Скорей спихнуть его бы.

Так всех моих умеет отличать

Любой — на них клеймо моей хворобы.

О, лучше бы с рожденья, как монах,

Разгромленного ордена осколок,

Я оставался в четырех стенах,

Среди моих листов и книжных полок,

Чем заражать собою этот мир!

Ужель себя не мог остановить я,

В картонных стенах нищенских квартир

Плодя ублюдков нашего соитья?

Низвергнутая статуя в снегу,

Росток ползучий, льнущий к перегною, —

Вот все, что с миром сделать я могу,

И все, что может сделать он со мною.

❉❉❉❉

Скажи, ты смотришь на свои следы?

Или никак, как написал бы Павел?

Что ты меня оставил — полбеды.

Но для чего ты здесь меня оставил?

Зачем среди расползшихся дорог

Нетвердою, скользящею походкой

Блуждаю, полузверь и полубог,

Несчастный след твоей любви короткой?

Твой облик искажен моей виной,

Гримасой страха, судорогой блуда.

Зачем я тут? Что сделали со мной?

Мне плохо здесь, возьми меня отсюда.

❉❉❉❉

2004

❉❉❉❉