Стихи  /  Белла Ахмадулина  /  Венеция моя

Венеция моя

_Иосифу Бродскому

❉❉❉❉

 

Темно, и розных вод смешались имена.  
Окраиной басов исторгнут всплеск короткий  
То розу шлет тебе, Венеция моя,  
в Куоккале моей рояль высокородный.  

❉❉❉❉

Насупился — дал знать, что он здесь ни при чем.  
Затылка моего соведатель настойчив.  
Его: «Не лги!» — стоит, как Ангел за плечом,  
с оскомою в чертах. Я — хаос, он — настройщик.  

❉❉❉❉

Канала вид… — Не лги!— в окне не водворен  
и выдворен помин о виденном когда—то.  
Есть под окном моим невзрачный водоем,  
застой бесславных влаг. Есть, признаюсь, канава.  

❉❉❉❉

Правдивый за плечом, мой Ангел, такова  
протечка труб — струи источие реально.  
И розу я беру с роялева крыла.  
Рояль, твое крыло в родстве с мостом Риальто.  

❉❉❉❉

Не так? Но роза — вот, и с твоего крыла  
(застенчиво рука его изгиб ласкала).  
Не лжет моя строка, но все ж не такова,  
чтоб точно обвести уклончивость лекала.  

❉❉❉❉

В исходе час восьмой. Возрождено окно.  
И темнота окна — не вырожденье света.  
Цвет — не скажу какой, не знаю. Знаю, кто  
содеял этот цвет, что вижу,— Тинторетто.  

❉❉❉❉

Мы дожили, рояль, мы — дожи, наш дворец  
расписан той рукой, что не приемлет розы.  
И с нами Марк Святой, и золотой отверст  
зев льва на синеве, мы вместе, все не взрослы.  

❉❉❉❉

— Не лги!— Но мой зубок изгрыз другой букварь.  
Мне ведом звук черней диеза и бемоля.  
Не лгу — за что запрет и каркает бекар?  
Усладу обрету вдали тебя, близ моря.  

❉❉❉❉

Труп розы возлежит на гущине воды,  
которую зову как знаю, как умею.  
Лев сник и спит. Вот так я коротаю дни  
в Куоккале моей, с Венецией моею.  

❉❉❉❉

Обосенел простор. Снег в ноябре пришел  
и устоял. Луна была зрачком искома  
и найдена. Но что с ревнивцем за плечом?  
Неужто и на час нельзя уйти из дома?  

❉❉❉❉

Чем занят ум? Ничем. Он пуст, как небосклон.  
— Не лги!— и впрямь я лгун, не слыть же недолыгой.  
Не верь, рояль, что я съезжаю на поклон  
к Венеции — твоей сопернице великой.  

❉❉❉❉

……………….  

❉❉❉❉

Здесь — перерыв. В Италии была.  
Италия светла, прекрасна.  
Рояль простил. Но лампа — сокровище окна, стола —  
погасла.  

❉❉❉❉

Декабрь 1988, Репино  

❉❉❉❉