Стихи  /  Алексей Ржевский  /  Рок все теперь свершил, надежды больше нет

Рок все теперь свершил, надежды больше нет

Рок все теперь свершил, надежды больше нет.

Противна стала жизнь, противен стал мне свет.

Почто вступить в сей град желал я повсечасно?

О суетная мысль, желание напрасно!

О град, который я забав жилищем звал,

Ты мне противен днесь, ты мне несносен стал.

Мне мнится, здесь места приятность потеряли,

И все уже в тебе забавы скучны стали.

Тобой я мучуся, смущаюся тобой,

Мой взор скучает днесь и дух страдает мой.

Как сердце в власть мое любови покорилось,

С тех пор уж для меня здесь все переменилось;

С тех пор в тебе часов веселых не видал:

Иль дух мой или ты забавы потерял.

Но нет! места твои приятства наполненны,

Приятные в тебе утехи насажденны,

И всякий в радостях, в утехах здесь живет;

Лишь мне единому в тебе забавы нет.

Всего меня судьба жестокая лишила,

Как хищницу забав увидеть мне судила;

Как хищницу забав и сердца моего,

Которой в свете нет прелестней ничего,

Которая меня терзает и прельщает;

Прельщает красотой, суровостью терзает.

Прелестна, хороша… но что о том вещать?

Довольно, что мила; довольно уж сказать:

Нет мер тому, как я… как я ее люблю,

Нет мер… нет мер и в том, какую грусть терплю.

Мила мне… я люблю… но льзя ль то изъяснить?

Не знаю, как сказать, могу лишь вобразить.

Она мила… мила… я слов не обретаю,

То точно рассказать, что в сердце ощущаю;

И горести мои подобны страсти сей,

Но вымолвить нельзя, как стражду я от ней.

Тот гласом сладостным печаль свою вспевает,

Кого несчастие умеренно терзает;

А я, вообразя мой рок, теряю ум,

Лишаюсь памяти, лишаюся всех дум;

Слабеют чувства все, язык мой цепенеет,

Слабеет голос мой и сердце каменеет,

И запекаются стенящие уста;

Но вобразяся в мысль ее мне красота,

И чувства мне и глас и муки возвращает,

И в новую опять меня печаль ввергает.

Год целый, как душа вдалась ей в власть моя;

Но всякий вижу раз вновь прелести в ней я.

Как ни увижусь с ней, питая взор мой страстной,

Мню, что не видывал еще такой прекрасной.

Я мышлю: хоть вчерась с ней день препровождал,

А столько красоты вчерась в ней не видал.

В ней час от чaса, зрю, приятность прибывает,

И час от чaса к ней любовь моя взрастает.

Год целый уж тому, как взор ее драгой

Похитил все мои забавы и покой;

Но всякий мышлю день, как на нее взираю,

Что новую еще я рану получаю,

Что новую еще я чувствую к ней страсть,

И вновь влекут меня несклонности в напасть.

Теперь вещающу она мне вобразилась,

И новая еще приятность в ней открылась.

Я зрю мечтательно ее прекрасный взор,

И слышу мысленно ее я разговор;

Но и мечтательно она меня терзает,

Несклонно говорит, суровый взор кидает.

Исчезни, о мечта, которой мучусь я,

Которой стала жизнь несчастлива моя.

Не выходи из уст, название опасно,

Не вображайся в мысль мою, лице прекрасно;

Лице, которое нарушило покой,

Которое люблю равнo с моей душой,

Которое меня по всякий час прельщает,

И дух питает мой, и взор мой утешает.

Ах! что я говорю? мой ум рассеян стал,

Я нечувствительно в беспамятстве сказал.

Стремясь ее забыть, всечасно вображаю;

Стремясь о ней молчать, неволей изрекаю.

Однако оный плач последний будет мой,

Я больше воспевать не стану случай злой;

И град оставлю сей, в котором я родился,

Тот град, в котором я столь много веселился;

Сокроюся отсель, не буду в сей стране;

Убежищем моим пустыня будет мне.

Оставя навсегда страну сию драгую,

❉❉❉❉

Я жителям вещать лесов часть буду злую.

Прости, любезный град, прости в последний раз:

Не будет больше здесь вовек мой слышен глас.

Но ах! когда сие лишь в мысли вображаю,

Воображением мятусь и обмираю.

Не можно мне себя никак преодолеть,

Не можно мне моей возлюбленной не зреть.

Я только ныне тем единым веселюся,

Как вместе с хищницей души я нахожуся.

Лишь то считаю я утехою моей…

Ах нет… нет… смертный яд я пью утехой сей.

Влеки меня, судьба, неволей дух терзая,

Влеки, рок, слов моих и вздохов не внимая.

Однако хоть меня с ней можешь разлучить,

Хотя не буду зреть, но буду век любить.

Дух будет век страдать, равно как днесь страдает;

Лишь смерть мне возвратить покой мой обещает.

Приди ж скоряе, смерть… увы… лишусь драгой,

Что ж?.. жить?.. мне в жизни нет утехи никакой.

Чего ж теперь желать?.. не знаю; лишь мятуся.

Играй, жестокий рок, я в власть тебе вдаюся;

Сугубь мои беды, сугубь мой тяжкий стон,

И тайны все теперь влеки из сердца вон.

Пусть знают все теперь, как рвусь я и страдаю;

Пусть знает… что сказать?.. я речи повторяю:

Рок все уже свершил, надежды больше нет,

Противна стала жизнь, противен стал мне свет.

❉❉❉❉